Автономные стайные роботы, запрограммированные на поиск пчелиными методами, могут быть лучшей стратегией для исследования пещер на Марсе на предмет жизни.

Следы метана в марсианской атмосфере говорят о ещё не исследованных процессах — будь то геологических или биологических, скрытых под поверхностью. «Что-то интересное происходит там, — сказал Аарон Кисдай, инженер в Университете Саутгемптона, Великобритания, — Нам просто нужно найти это».

В статье от 3 марта 2011 года в Acta Astronautica, Кисдай представляет методику, которая, по его мнению, является наилучшей при применении научных роботов для поиска пещер на просторах Марса, максимизирующую область поиска и делающую наименьшими затраты времени.

В 2007 году космический аппарат НАСА Марс Одиссей обнаружил семь больших отверстий в поверхности — слишком больших и глубоких для изучения марсоходом. Разрешения Одиссея, однако, было не достаточно, чтобы выявить более мелкие пещеры. Но если таковые найдутся, то неглубокие узкие пещеры будут доступны для марсоходов.

«Мы отправили роботов на Марс, — сказал Кисдай, — но мы видели только небольшую часть планеты.»

Для ройной стратегии поиска, Кисдай предполагает использование робота, способного передвигаться ездой и прыжками – Jollbot’а. Предполагается, что спускаемый аппарат будет выпускать от 40 до 60 единиц, которые затем случайным образом будут искать пещеры, так же, как пчелы ищут место для гнездования.

Когда робот найдёт пещеру, почувствовав перепад температуры, он ​​вернётся по кратчайшему маршруту, как пчела, обратно к спускаемому аппарату, дистанционно загрузит координаты пещеры и показания температуры. Затем информация проверится другими роботами, и исходный либо начнёт новый поиск, либо проверит пещеру, обнаруженную другим. Если он подтверждает информацию, он информирует базу, и процесс начинается снова.

После нескольких повторений, группа приходит к выводу: либо достаточно устройств считают это местом, о котором стоит сообщить на Землю, либо интерес исчезает.

Простота этой стратегии, по словам Кисдая, позволяет роботам тратить больше своей энергии на движение, а не на функционирование аппаратуры, и уменьшает их стоимость. Эта стратегия также гарантирует, что более сложный марсоход, прибывший после роботов, не будет тратить время на неинтересные области.

«И если вы потеряете одного робота, — сказал Кисдай, — поиск не закончится.»

В докладе от 7 марта 2011 года, Национальный исследовательский совет попросил НАСА дать проекту Mars Astrobiology Explorer-Cacher наивысший приоритет среди крупных миссий. Этот проект, первый из трех, будет собирать образцы с поверхности Марса для последующего их исследования. Однако, в докладе подчеркивается, миссия должна продолжаться только в том случае, если затраты могут быть сокращены максимум до $ 2,5 млрд — на $ 1 млрд меньше нынешних. Это может дать поисковому алгоритму Кисдая шанс на применение для поисков метана на Марсе.

«Сложная проблема состоит в питании роботов на поверхности. — говорит Дэвид Бити, менеджер марсианской научной программы в Лаборатории реактивного движения НАСА, — Площадь поверхности Марса равна площади суши на Земле. Расстояние между пещерами может составить сотни километров».

Бити не известно о каких-либо проектах роящихся поисковых роботов под началом НАСА. Но, говорит он, если бы роботы в идее Кисдая имели достаточно большую ёмкость батареи и были достаточно мобильными, она имела бы возможность претворения. В моделях Кисдая, 50 роботов работают на площади в 300 квадратных метров пять дней. Область может быть расширена за счет добавления новых роботов с более длинным поисковым расстоянием.

«Я хотел бы приступить к разработке приборов в дальнейшем. Я планирую продолжать работать над идеей до появления новых проектов исследования Марса, чтобы выдвинуть свои предложения».

Даниэлла Вентон